Арктика. Зима. Куропатки. Охота. Часть 2.

 

Арктика. Тундра. Зима. Куропатки. Охота.

Продолжение.

View larger imageДальше воспоминания админа:

"Январь. Арктика. Дельта Лены. Полярная станция "Столб". Воскресенье. Выходной, как у всех "белых" людей. Просыпаться не торопишься, позади тяжелая неделя. Но сквозь сон понимаешь, что утро нестандартное. Через пару минут доходит: неужели не дует? Остатки сна слетают мгновенно.

Вскакиваю. Резко сдернутое одеяло взлетает над койкой.  Бес, спавший в ногах, просыпается  уже в воздухе, успевает собраться и приземляется на все четыре лапы.  Спина дугой. Хвост вертикально вверх. Кончик хвоста странно загнут под 90 градусов, дрожит. Вижу, возмущен, но вида старается не показывать.

Открываю дверь в кают-компанию, выпускаю Беса. В кают-компании никого. Вахтенные уже позавтракали. Кто-то скребется на камбузе. Бес не спеша выходит и начинает свой рабочий обход. Тоже службу несет. Причем без выходных. Задача простая, но выполнимая только для него: на станции не должно быть мышей, особенно в раздевалке. Справляется на отлично.  Пошел в обход, но начинает с камбуза. Молодец. Все правильно. Наша школа. 

Звоню в метеорубку:

"Да, штиль.  Синоптики дают усиление к вечеру.

- Хорошо, передай начальнику, что пошел на охоту на куропаток. Он знает куда.

- Куда?

- Вверх по Быковской, до Главного русла. Вернусь через пару часов".

Все. Собираться, одеваться. В руки ружье. Старенькое, но любимое ЗК. Сделано в Златоусте в начале 50-х. Один ствол, нестандартно длинный, 16-й калибр. Цилиндр. Сейчас с такой сверловкой и не делают, все чоки да получоки. А зря. Пулей бой отличный и дробью не хуже. Чувствуешь себя Чингачгуком. Все по-честному. Только один выстрел. Никаких тебе 7-ми зарядных МЦ и других полуавтоматов.

Заглядываю на камбуз. Ага. Палыч. Главный механик. Рядом у ног трется Бес. (По воскресеньям даем отдохнуть коку. Дежурим по очереди.)

"Ты сегодня дежуришь?

- Да, я. Вот думаю, что приготовить.

- Думай, не думай, а  все равно приготовишь тушеную оленину".

Смотрит, заразительно смеется. Усищи разъезжаются в стороны. Палыч похож на Чапаева и конституцией  и в лице что-то узнаваемое  из фильма. Через несколько месяцев собирается в отпуск, решил отпустить бороду. Усы - точно, чапаевские. Дома не был почти два с половиной года. Чувствуется, у человека на душе праздник. По глазам вижу,  уже мысленно едет. Скорее всего, не вернется. А жаль, с таким механиком зимовать и зимовать.

Мне, вслед:

"Ты там смотри, не очень. А то придется трактор заводить, прицеп тащить за твоими куропатками.

- Ладно, ладно".

Знаем мы ваши дежурные шутки.

Мужикам  среднего возраста тяжелее зимовать, чем молодым. На материке свои обязательства, да еще какие, серьезнее не придумаешь.

Бес провожает до предбанника. Вопросительно смотрит.  Вот уж верный товарищ. Кажется, скажи и он пойдет за тобой куда угодно в любую погоду.  Нет, Бес. Сейчас не твоя охота. Твоя начнется в апреле, когда прилетят пуночки.

Выхожу на крыльцо. Дыхание сразу обжигает. Глаза начинают слезиться. Ого. Вот тебе и штиль. Градусов прилично за пятьдесят.  "Воздух прозрачен и свеж".  Наверное, это и есть "Шепот звезд"? В воздухе висят миллионы мельчайших, дрожащих  льдинок. При каждом вдохе ледяная струйка пытается прорваться внутрь.

Сумерки. Сопки видно. Хоть и середина января, но солнце увидим не скоро. Тем более с юга перевал  закрывает.

Собак не видно, где-то спрятались. Скорее всего, в дизельной. Второй механик пожалел, впустил в предбанник.

Скатываюсь вниз с высокого берега на лед Быковской протоки. Прохожу футшток. По следам вижу, что Володя на срок выходил. Все вычистил. Заглядываю - все нормально, снег вычищен.  Поднимаю крышку над майной.  Реечка чистенькая. Внутри все вылизано.  Старлей в отставке гидрографической службы Тихоокеанского флота дело знает. 

Двигаюсь по Быковской. Стараюсь подобрать темп, чтобы дышать равномерно  и процеживать ледяной воздух. Прохожу первый распадок. Начинаю присматриваться, где начинать подъем .

Склон градусов сорок пять.  Поднимаюсь примерно на две трети высоты склона. Когда крутизна начинает уменьшаться, разворачиваюсь и иду траверсом. Склон передо мной  поперечными волнами. Перед каждым перегибом торможу и осторожно выглядываю. Пока куропаток не видно. То ли еще не прилетели, то ли я опоздал.

После одного из перегибов замечаю издалека стайку куропаток. Кормятся среди камней и скал. Значит что-то находят.   Как правило, в этом месте всегда на них и выхожу.  Обычно штук 12-15.

Начинаю их скрадывать.  Подбираюсь  на расстояние выстрела. Стреляю. Стайка срывается и как бы неохотно, рваным полетом, на бреющем,  уходит за перегиб склона. Впечатление такое, что сели совсем рядом.

Крадусь, боясь спугнуть. Выползаю  за перегиб, но за ним куропаток нет. Дальше на полусогнутых. Следующий перегиб. Но куропаток и за ним нет.  Где же они? Вроде шли на посадку. Двигаюсь дальше. Прохожу еще  метров 150.  Вдруг чувствую, что за мной наблюдают.  Поворачиваюсь градусов под 90  и вижу выше по склону всю стайку. Сидят спокойно, но я уже под контролем. И расстояние для выстрела - неприлично далеко.  Понимаю,  теперь ближе не подпустят.  Затем замечаю,  что  сумерки сгущаются и мороз не такой сильный.  Ну, это субъективно.  Пора возвращаться домой.

Возвращаюсь  к людям, в тепло. А в душе  теплое чувство благодарности к этой небольшой птице за то, что не ушла на юг. Живет рядом с тобой здесь. Зимует. Приятно.

По льду протоки подхожу к станции. Уже темно. Сверху, с обрыва, луч прожектора бьет в мою сторону. Кто-то включил. Бояться, что я станцию проскочу и не замечу?

День закончился, не успев начаться. Навстречу выскакивают собаки. Окружают. Всячески показывают, как рады меня видеть. Ну, это так, на всякий случай. Может что-нибудь перепадет?

 Поднимаюсь  наверх. Оп! А из-за перегиба ветерок! Это уже метров за шесть  в  секунду.  Усиливается не по часам, а по минутам.  Похоже, синоптики правы. У нас, в нашем распадке уже низовая метель, значит вот-вот дунет. Вовремя вернулся.

 Ну,  а чему удивляться? В прошлом году приезжали аниишники (Институт Арктики и Антарктики), говорят, что вы, мол, ребята зимуете на самой пурговой станции Советского Союза. Гордиться должны.  Я не спорю, но чувство зависти в себе ловлю к тем, кто зимует, например,  на станции "Тюмети", на Оленьке.  Кто там зимовал, рассказывали, что по сравнению со  "Столбом" - курорт.  И со зверьем интереснее, все-таки граница тундры-лесотундры.  Когда буду в Тикси, надо будет посмотреть метеорологические ежегодники.

Открываю входную дверь, прохожу предбанник.  Оставляю  ружье. Захожу в коридор.  Ага. Все в сборе. Стучат шары бильярда. Гремит металлическими банками с фильмами радист, он же киномеханик. Выбирают фильм. Скорее всего,  "Не может быть".  Уже разговариваем между собой цитатами из этого фильма. На камбузе  ругается  Палыч.  Видно, запарился.  Это тебе не в дизельной.

Захожу в раздевалку.  Сбрасываю обледеневшую шапку, куртку. В тепле начинают болеть обмороженные скулы.

Ничего, отойдет.

Рукавицы на батарею. Щупаю батарею рукой - горячо. Механик "кочегарит".  Ну что же, полярник тепло любит. Слышу голос в кают - компании:

"Позвони, скажи, что пришел".

Рядом уже плавно извивается Бес. Наклоняюсь. Слегка погладить, за ушком пальцем чуть-чуть. Все,  ритуал приветствия исполнен.  Теперь пить.

Подхожу к бочкам с питьевой водой. Выбираю ту,  где больше льда. (Справка:  в раздевалке стоят четыре бочки с водой. Периодически на Лене колем лед и привозим в эти бочки. Вода талая, изо льда, очень вкусная. Но по мне самая вкусная, когда на Лене, на гидрологических работах майну пробьешь, потом ложишься на лед и пьешь воду из реки. Пьешь и напиться не можешь. Вкуснее ничего не пил.  Хотя знаю практически  все источники нарзана на Кавказе от Теберды до Мамисона. Пол страны объездил в экспедициях, но самая вкусная на Лене, зимой, из-под льда.)

Набираю ковшиком из бочки. Пью. Не как лошадь, но много. Эх, хороша водичка. Снимаю верхнюю одежду. Мастерка мокрая, тельняшку хоть выкручивай.  Резко расслабился. Уже не иду, а бреду в свою комнату.

Прохожу кают - компанию.

"Ну что, охотник, сколько?"

Показываю один палец. Кок довольно улыбается, не надо возиться.  С одной она справится быстро.

Только упал на койку, стук в дверь.  Радист. Просит рассказ во всех подробностях. Вот кто настоящий охотник.  По-моему,  с пеленок  с ружьем не расстается.  Надо его перетащить в гидрологи, а то так и не узнает, какая здесь настоящая охота.

Только сел, тут же кто-то скребется в дверь. Конечно, кто это может быть кроме Беса. Тут же запрыгивает на койку, прилаживается рядом.

Заканчиваю переодеваться, попутно докладываю радисту все подробности.  Слушает жадно, в глазах зависть. Это - охотник.

В кают-компании громче заговорили, задвигались. Слышен командный голос Палыча.  Через минуту распахивается дверь.

Улыбающийся  Палыч, усищи вразлет:

" А вы что, ужинать не собираетесь? Куропатками будете питаться?"

И не дожидаясь ответа - радостное ржание.

Выходим ужинать. Пропускаем вперед Беса.  Выходит не спеша, не торопясь. Задерживается на пороге. Видно, что не голодный. Приходится ногой придать ему небольшое ускорение.

На завтрак, обед и ужин в кают-компанию всегда первым выходит Бес.  И всегда задерживается на пороге. И я всегда придаю ему ногой ускорение. Легонько.  Нежно.  И никаких обид. Это уже перешло в традицию, а традиции надо чтить. И мы оба это понимаем. 

За столами народ уже дружно звенит вилками, ложками, стаканами. Присоединяемся и мы к ним.

А за окном уже вовсю воет пурга.

 

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Интересно? Расскажи друзьям
Общайтесь со мной :
Вы можете оставить комментарий, или обратную ссылку на Ваш сайт.

2 комментариев к записи “Арктика. Зима. Куропатки. Охота. Часть 2.”

  1. [...] Трофимовской, Оленекской и Туматской проток дельты Лены. В августе 2010 года премьер России  В. Путин посетил [...]

Оставить комментарий

Дизайн: Темы Wordpress. Спасибо сайту: танцующие игрушки.